При болезни вильсона коновалова диета

При болезни вильсона коновалова диета

Резюме. Болезнь Вильсона — Коновалова (БВК) — одно из немногих наследственных заболеваний, которое поддается лечению. Несмотря на то что за >55 лет в мире накоплен большой опыт лечения БВК такими хелаторами, как пеницилламин и триентин, а также солями цинка, до сих пор нет единого мнения о том, когда и какой препарат предпочтительнее применять пациентам с той или иной формой и симптоматикой заболевания. В работе на основании анализа результатов терапии 78 лиц с БВК показано, что восстановительное лечение пациентов с неврологическими формами болезни необходимо проводить в течение всей жизни с учетом стадии и клинической картины, а также данных лабораторных исследований. Хелаторы (например пеницилламин, триентин) являются препаратами выбора в начале лечения неврологической стадии болезни. Курс терапии пеницилламином следует начинать с низких доз в сочетании с витаминами группы В и под контролем выделения меди с мочой. На этапе поддерживающей терапии можно применять комбинированное лечение невысокими дозами пеницилламина и солей цинка. На пресимптомной стадии болезни препаратом выбора являются соли цинка. Они же могут применяться в качестве монотерапии на этапе поддерживающей терапии. Периодически необходимо проводить курсы нейро- и гепатопротекции и прочие лечебно-реабилитационные мероприятия. Кроме того, следует исключить из рациона продукты с высоким содержанием меди.

УДК 616.831:616.36-08

Введение

Болезнь Вильсона — Коновалова (БВК) — одно из немногих наследственных заболеваний, которое поддается лечению. В последние годы различные аспекты БВК вновь привлекают внимание исследователей. С одной стороны, показано, что при ранней диагностике есть возможность успешной модификации течения заболевания и длительного сохранения активного образа жизни пациента. С другой стороны, полиморфизм патологии затрудняет диагностику, что часто приводит к запаздыванию ее на несколько лет, а следовательно, и к отсутствию в этот период патогенетически обоснованной терапии.

БВК — это тяжелое хроническое, прогрессирующее нейродегенеративное заболевание с генетически обусловленным нарушением метаболизма меди. Эта болезнь была впервые описана S.A.K. Wilson в 1912 г. как смертельная неврологическая патология, сопровождаемая хроническим поражением печени. Развитие заболевания определяет ген ATP7B, расположенный на длинном плече 13-й хромосомы и кодирует трансмембранный белок АТФазу P-типа, который встраивает молекулу меди в апоцерулоплазмин и осуществляет выделение меди в желчь (Крайнова Т.А., Ефремова Л.М., 2000; Tsivkovskii R. et al., 2002; Aoki T., 2005; Roberts E.A. et al., 2008).

Среднестатистический рацион питания человека обеспечивает избыточное поступление меди в организм (2–5 мг/сут), в то время как суточная потребность составляет ≈0,9 мг. Адсорбированная энтероцитами двенадцатиперстной кишки и проксимального отдела тонкой кишки медь по системе воротной вены поступает в печень; избыток меди выводится из организма с желчью.

Важным звеном в системе обмена меди является церулоплазмин. Этот мультифункциональный белок синтезируется главным образом в печени и служит переносчиком меди. В норме 90% циркулирующей в кровотоке меди связывается с церулоплазмином (холоцерулоплазмин). Генетический дефект АТФазы приводит к тому, что свободная, не связанная с церулоплазмином медь после «переполнения» буферных систем печени поступает в кровоток и избыточно накапливается в головном мозгу, в особенно большом количестве — в базальных ганглиях (Kusuda Y. et al., 2000; Морозов С.Г. и соавт., 2001; Сухарева Г.В., 2005; Полещук В.В. и соавт., 2012).

По мере накопления меди в структурах головного мозга преневрологическая (абдоминальная) стадия заболевания переходит в неврологическую с развитием различных неврологических и психопатологических симптомов и синдромов. У 70–85% больных появляются кольца Кайзера — Флейшера.

Клиническая картина БВК характеризуется большим полиморфизмом в отношении как соматических, так и неврологических проявлений. Этот полиморфизм затрудняет раннюю диагностику заболевания, а следовательно, и целенаправленную эффективную терапию.

С учетом того что поступление меди с пищей в несколько раз превышает потребности организма, при БВК основные лечебные мероприятия должны быть направлены на ограничение поступления меди в организм и на ускоренное ее выведение для предотвращения накопления и осаждения свободной токсической меди в печени, мозгу и почках.

Когда в 1948 г. была обоснована роль меди в патогенезе БВК, J.N. Cumings (1948) предположил, что такой хелато­образователь, как димеркаптопропанол (он же британский антилюизит — БАЛ), может быть использован для лечения этого заболевания. В 1951 г. B. Denny-Brown и H. Porter подтвердили эффективность внутримышечного введения БАЛ при лечении БВК.

В 1956 г. J.M. Walshe предложил в качестве хелатирующего агента для удаления меди из организма пеницилламин. Данный препарат оказался более эффективен и менее токсичен, чем БАЛ. Помимо того, пеницилламин применялся в форме таблетированного перорального средства и не требовал инъекционного введения.

Данный препарат представляет собой тиоловое соединение, содержащее сульф­гидрильные группы, образующие комплексы с тяжелыми металлами (в том числе с медью), что и обеспечивает связывание и выведение избытков меди из организма. Препарат образует с ионами меди хелаты — стойкие комплексные соединения, растворимые в воде и выводимые с мочой.

За >55 лет в мире накоплен большой опыт применения пеницилламина в лечении пациентов с БВК. Продемонстрированы как значительная эффективность, так и нередкое развитие осложнений при его применении.

K.F. Lowette и соавторы (2010) на основании собственного опыта ведения 24 пациентов с БВК в течение >15 лет пришли к выводу, что пеницилламин является препаратом выбора для длительного (пожизненного) лечения БВК.

В работах G.J. Brewer и соавторов (1987; 2006) отмечено, что при применении пеницилламина в начальной терапии неврологических форм БВК риск неврологического ухудшения составляет ≈50%. W. Stremmel и соавторами (1991) описан собственный опыт применения пеницилламина при лечении 51 пациента с БВК с развитием нежелательных эффектов вышеуказанного препарата у 25% больных. Сходные результаты получены и другими авторами: по данным U. Merle и соавторов (2007), ухудшение состояния пациентов при лечении пеницилламином отмечено в 24% случаев. A. Czlonkowska и соавторы (1996) указывают, что из-за ухудшения состояния пришлось отменить пеницилламин у 44% пациентов с БВК. О.Ю. Рахимова (2005) описывает тубулоинтерстициальный нефрит лекарственного генеза у 6,4% лиц с БВК, принимавших пеницилламин.

J.M. Walshe и M. Yealland в 1993 г. сообщили о том, что у 30 (22%) из 137 пациентов с БВК после начала лечения пеницилламином усилилась тяжесть неврологической симптоматики, после чего эти больные были переведены на лечение триентином. В 1969 г. этот препарат был предложен как альтернатива пеницилламину.

Триентин также относится к хелаторным препаратам. Он несколько менее эффективен, чем пеницилламин, и поэтому часто применяется при непереносимости последнего. При лечении триентином нежелательные эффекты развиваются реже, однако, к сожалению, данный препарат в Украине не зарегистрирован.

Существует еще один подход к терапии БВК: ограничить поступление меди в организм, например с помощью препаратов цинка. Цинк снижает всасывание меди из желудочно-кишечного тракта, индуцируя металлотионеин (эндогенный хелатор), который связывает медь в клетках кишечного эпителия и гепатоцитах. Таким образом, поступившая с пищей медь не адсорбируется и выводится с калом (Brewer G.J. et al., 1987; Koizumi M. et al., 1998; Roberts E.A et al., 2008).

Препараты цинка действуют несколько слабее и медленнее, но при этом мягче тиоловых соединений, и обладают минимальной токсичностью (Anderson L.A. et al., 1998; Marcellini M. et al., 2005; Четкина Т.С., 2011).

В последнее время опубликовано немало работ, анализирующих результаты применения препаратов цинка для лечения БВК. T.U. Hoogenraad (2006), подводя итоги лечения 50 пациентов с БВК солями цинка под контролем содержания свободной меди в плазме крови и моче, отметил, что сульфат цинка является малотоксичным и очень эффективным препаратом для терапии БВК. M. Marcellini и соавторы (2005) по результатам терапии 22 детей (50% в возрасте <6 лет) в течение 10 лет пришли к выводу, что цинк является препаратом выбора при лечении пациентов детского возраста с пресимптоматической БВК. A. Zaman (2009) проанализировал результаты терапии 17 лиц с БВК, из них у 7 диагностированы нарушения функции печени, у 5 — неврологические нарушения, еще у 5 — комбинированные нарушения функции печени и мозга. При монотерапии цинком у участников исследования отмечены лишь незначительные нежелательные эффекты лечения (со стороны желудочно-кишечного тракта у 6 больных); препараты цинка эффективны в качестве терапии первой линии у пациентов с преимущественно неврологической симптоматикой. N. Shimizu и соавторы (2010) по результатам лечения 37 пациентов с БВК также пришли к выводу, что ацетат цинка является эффективным и безопасным методом лечения вышеуказанной патологии.

В настоящее время обсуждается применение комбинированной терапии препаратами цинка в сочетании с хелаторами — в этом случае не только блокируется всасывание меди в кишечнике, но и потенцируется удаление ее излишков из организма (Li M. et al., 2003; Pellecchia M.T. et al., 2003; Roberts E.A. et al., 2008; Полещук В.В. и соавт., 2012).

S. Sinha и A.B. Taly (2007), проанализировав результаты длительного лечения 45 больных, отметили, что сульфат цинка является эффективным препаратом поддерживающей терапии в комбинации с хелаторами. К аналогичным выводам пришли также H. Chang и соавторы (2013) по итогам 18-летнего лечения 89 пациентов с БВК пеницилламином в низкой дозе и сульфатом цинка — в высокой дозе. Об успешном применении препаратов цинка в качестве превентивной терапии у пациентов с доклинической БВК, а также в начале лечения неврологической стадии болезни и в поддерживающей терапии после курса хелаторов сообщают в своих работах и другие авторы (Brewer G.J., 2001).

Однако пока у мировой медицинской общественности не сформировалось единого мнения о преимуществах и недостатках препаратов цинка по сравнению с хелаторами. K.H. Weiss и соавторы (2011), проанализировав результаты лечения 288 пациентов с БВК, получили неожиданные данные о том, что терапию препаратами цинка прекращали из-за осложнений и неэффективности чаще, чем терапию хелаторами. Причины этого авторами не указаны. K.H. Weiss и соавторы констатируют, что при комбинированной терапии хелаторами и препаратами цинка также довольно часто развиваются нежелательные эффекты. В заключение авторы отмечают, что при комбинированном лечении препаратами цинка с хелаторами на протяжении всей жизни затруднительно придерживаться назначений врача, и монотерапия цинком может рассматриваться в качестве альтернативного варианта при бессимптомном течении БВК или нерезко выраженной неврологической форме.

Новым эффективным препаратом, который в настоящее время применяется для лечения БВК в некоторых зарубежных клиниках, является тетратиомолибдат аммония. Этот препарат действует на оба основных звена обмена меди, снижая адсорбцию меди в кишечнике и прочно связывая свободную токсическую медь крови с альбуминами, переводя ее в неактивную, нетоксическую форму, которая выводится с мочой (Lorincz M.T., 2010).

Обсуждается вопрос о показаниях и противопоказаниях применения такого радикального метода лечения БВК, как пересадка печени. Многие исследователи полагают, что ортотопическая трансплантация печени показана при БВК пациентам с острой или прогрессирующей печеночной недостаточностью, не поддающейся консервативному лечению (Kassam N. et al., 1998; Eghtesad B. et al., 1999; Emre S. et al., 2001; Четкина Т.С., 2011).

В некоторых работах трансплантация печени рекомендуется и пациентам с БВК, у которых отсутствует печеночная недостаточность, но неэффективна медикаментозная терапия психоневрологических проявлений болезни (Schumacher G. et al., 1997; Bax R.T. et al., 1998; Eghtesad B. et al., 1999; Sorbello O. et al., 2011). Свои рекомендации эти авторы обосновывают тем, что у больных после пересадки печени отмечается улучшение психоневрологического статуса. Однако в работах не приведен катамнез этих больных, не указано, сколько месяцев или лет они прожили после пересадки печени и какое дальнейшее качество жизни этих больных.

В то же время некоторые авторы полагают, что хотя пересадка печени может быть необходима и может спасти жизнь некоторым пациентам с декомпенсированной болезнью печени, пересадка печени является неадекватным методом лечения отравления медью при БВК (Hoogen­raad T.U., 2006).

Таким образом, и в настоящее время нет единого мнения о том, когда и какой препарат предпочтительнее применять пациентам с той или иной формой БВК.

Объект и методы исследования

Обследование и лечение в клинике ГУ «Институт неврологии, психиатрии и наркологии НАМН Украины» (Харьков) прошли 78 пациентов (38 женщин, 40 мужчин) с БВК, из них 20 наблюдались в динамике в течение 1 года–5 лет.

Диагноз БВК устанавливали или подтверждали на основании снижения уровня церулоплазмина в плазме крови <20 мг/дл и повышения экскреции меди с мочой >100 мкг/сут, а также наличия колец Кайзера — Флейшера. У отдельных больных диагноз подтвержден с помощью ДНК-диагностики, также учтены такие относительно специфические для БВК неврологические симптомы, как тремор по типу биения крыльев и мимические гримасы по типу псевдоулыбки (risus sardonicus).

На момент госпитализации возраст больных составил 5–55 лет, в среднем — 27,1±5,5 года. Возраст пациентов на момент дебюта заболевания составил 1–40 лет, в среднем — 21,2±3,1 года.

Время от появления первых симптомов заболевания до установления окончательного диагноза, а следовательно, до начала этиопатогенетической терапии, составило в среднем 2,5 года и колебалось в пределах 0–7 лет. В зависимости от клинических проявлений до обращения в ГУ «Институт неврологии, психиатрии и наркологии НАМН Украины» больные получали лечение в различного профиля медицинских учреждениях с разными диагнозами. Первично диагноз БВК был определен у 34 (43,6%) пациентов. У некоторых больных на протяжении нескольких лет основной диагноз менялся 3–4 раза.

Помимо контроля обмена меди и изучения в динамике неврологического и психологического статуса, участникам исследования проведена магнитно-резонансная (МР) томография, MP-спектроскопия головного мозга, спиральная компьютерная томография (СКТ) органов брюшной полости. С помощью ультразвукового исследования (УЗИ) изучены гемодинамика головного мозга и печени. Функциональное состояние печени оценивали с помощью таких показателей, как общий билирубин (прямой, непрямой), аланинаминотрансфераза (АлАТ), аспартатаминотрансфераза (AсАT), щелочная фосфатаза (ЩФ) и гамма-глютамилтранспептидаза (ГГТ).

Результаты и их обсуждение

Анализ клинической картины выявил полиморфную неврологическую симптоматику с преобладанием поражения экстрапирамидной системы. В зависимости от ведущих неврологических симптомов больные были распределены согласно классификации Н.В. Коновалова следующим образом: дрожательно-ригидная форма — 26 (33,3%) пациентов, дрожательная — у 25 (32,1%), аритмогиперкинетическая — у 11 (14,1%), экстрапирамидно-корковая — у 11 (14,1%), абдоминальная — у 5 (6,4%) больных.

БВК требует постоянной пожизненной коррекции лечебных и реабилитационных мероприятий на всех этапах течения. Терапия БВК различается на пресимптомном и симптомном этапе, в свою очередь во время последнего проводят начальную и поддерживающую терапию.

На основании анализа результатов собственных исследований мы полагаем, что препаратом выбора в начале лечения неврологических форм БВК должен быть хелатор (пеницилламин, триентин). Однако необходимо учитывать, что в первые недели и месяцы лечебный купрурический эффект выражен максимально, экскреция меди с мочой может возрастать в ≥10 раз, что довольно часто приводит к резкому ухудшению состояния больных. Вероятно, это можно обьяснить тем, что пеницилламин вызывает усиленный выброс депонированной в печени свободной токсической меди в кровь и, следовательно, в головной мозг поступает избыточное количество ионов меди.

Возможно, этим объясняется и тот факт, что часть пациентов, поступивших в клинику Института неврологии, психиатрии и наркологии НАМН Украины с диагнозом БВК и жалобами на ухудшение неврологического статуса, ранее уже получали пеницилламин в максимальной дозе (1,5–2 г/сут).

Для сведения к минимуму обострения в начале лечения пеницилламином нами использовался метод титрования низкими дозами хелатора под контролем выделения меди с мочой. Пациентам со впервые установленным диагнозом БВК на первом этапе пеницилламин начинали титровать с 62,5 мг/сут с постепенным добавлением по 62,5 мг/сут каждые 5–7 дней до достижения максимальной дозы в 500–750 мг/сут под постоянным контролем суточной экскреции меди с мочой. Суточную дозу пеницилламина разбивали на несколько приемов (например по 125 мг утром и вечером). Пеницилламин больным было предложено запивать 300–400 мл деминерализованной или слабоминерализованной водой, в которой отсутствуют ионы меди или содержится минимальное ее количество.

С учетом того что пеницилламин обладает выраженным токсическим влиянием, мы на пресимптомном этапе лечения (в основном родственников лиц с БВК) пациентов с уровнем церулоплазмина в пламзе крови <20 мг/дл применяли монотерапию препаратами цинка (цинка сульфат по 124 мг 3–4 раза в сутки).

На этапе поддерживающей терапии, на наш взгляд, лучше применять комбинированное лечение пеницилламином в невысоких дозах (до 500–750 мг/сут) в сочетании с солями цинка (цинка сульфат по 124 мг 3–4 раза в сутки) с последующим переходом на монотерапию препаратами цинка. При плохой переносимости пеницилламина лучше сразу переходить на монотерапию препаратами цинка. По нашему опыту, признаками непереносимости пеницилламина являются: резкое повышение температуры до 40–41 °С в первые дни лечения, выраженный болевой синдром, катастрофическое ухудшение неврологической симптоматики в первые дни и недели приема препарата.

В процессе терапии с применением пеницилламина необходимо не только постоянно контролировать уровень церулоплазмина и меди в плазме крови, суточную экскрецию меди с мочой, но и проводить клинический анализ крови, коагу­лограмму, ревмопробы, печеночные и почечные пробы.

При выборе стратегии лечения перед врачом всегда стоит вопрос: «Как отреагирует организм больного на токсическое влияние хелатора пеницилламина, особенно в первые дни и недели начала приема, и насколько эффективны для пациента соли цинка? К сожалению, до настоящего времени маркеров, позволяющих прогнозировать ответ на терапию БВК, нет. Поэтому для снижения риска развития патологической реакции организма на пеницилламин необходимо при первом приеме применять минимальную дозу (начиная титровать с 62,5 мг/сут) с постепенным ее повышением до 500–750 мг/сут. При этом доктор обязан обращать пристальное внимание на состояние больного на момент начала терапии с целью предупредить возможные осложнения на начальном этапе. Наш многолетний опыт ведения пациентов с БВК показал, что у больных, которые на протяжении многих лет принимали пеницилламин, развиваются различные побочные реакции на препарат: снижение уровня тромбоцитов, лейкоцитов; различные остеопоротические и дегенеративные изменения со стороны опорно-двигательного аппарата, особенно со стороны суставов (в частности бедренного и коленного). Нами отмечено, что длительный прием пеницилламина, особенно в высоких дозах (1,5–2 г/сут), приводил к интенсивному вымыванию кальция из костей и как следствие — к патологическим переломам у некоторых больных. Вымывание кальция подтверждалось данными лабораторных исследований по определению уровня биохимических маркеров в плазме крови: паратгормон, кальций, маркер резорбции костной ткани — С-концевые телопептиды коллагена I типа (b-CrossLaps).

Помимо лечебных мероприятий, направленных на снижение адсорбции меди из кишечника, необходимым условием нормализации обмена меди является снижение поступления меди с пищей. Поэтому рацион пациентов с БВК не должен содержать таких продуктов с высоким содержанием меди, как печень, орехи, шоколад, икра, морепродукты, кофе и др.

При БВК расстройство обмена меди вызывает нейродегенеративный процесс с целым каскадом других метаболических нарушений, поэтому лечебные и реабилитационные мероприятия должны быть направлены не только на нормализацию обмена меди, но и на протекцию мозга и печени, а также на нормализацию других нарушенных функций.

С учетом того что пеницилламин является антагонистом витамина В6, те больные, которые принимают этот хелатор, должны получать также комплекс витаминов группы B. При применении нейропротекторов, особенно в терапии пациентов с выраженными гиперкинезами и в состоянии психомоторного возбуждения, следует учитывать потенциальное стимулирующее влияние некоторых препаратов. Помимо того, в комплекс лечебных мероприятий мы включали гепатопротекторы и детоксиканты (адеметионин, L-орнитин-L-аспартат, аргинин). Для улучшения функции кишечника применяли сироп лактулозы.

Согласно результатам наших исследований, при БВК развиваются как структурные, так и функциональные нарушения в системе церебральной гемодинамики, поэтому в комплекс лечебно-реабилитационных мероприятий необходимо включать и вазоактивные препараты (мельдоний, гемодериват телячьей крови), венотоники (препараты диосмина). Для улучшения детоксикации больным рекомендованы энтеросорбенты, метаболики (препараты янтарной кислоты) и антиоксиданты (токоферола ацетат).

С учетом того что многие больные, получающие терапию пеницилламином, предъявляют жалобы на болевые ощущения в области суставов, в таком случае им рекомендовано принимать хондропротекторы (хондроитин сульфат, диацереин), а также препараты кальция.

15 (19,2%) пациентам с БВК с выраженной неврологической симптоматикой и циррозом печени, у которых медикаментозная терапия была неэффективной, проведено по 5 сеансов плазмафереза, после чего эффективность медьэлиминирующей терапии повысилась.

4 (5,1%) больным с дрожательно-­ригидной формой БВК и выраженными нарушениями функций печени проведена трансплантация эмбриональных клеток печени и нервной ткани. После трансплантации у всех 4 пациентов отмечалось некоторое улучшение функции печени, несколько уменьшился тремор рук и улучшилась речь.

У 1 (1,3%) женщины с дрожательно-ригидной формой БВК развилось фульминантное течение вильсоновского цирроза печени. В связи с этим ей была произведена ортотопическая трансплантация трупной печени. В послеоперационный период состояние пациентки несколько улучшилось. Такие показатели функционального состояния печени, как уровни АлАТ, АсАТ и ГГТ в плазме крови, нормализовались, равно как и уровень церулоплазмина. Однако со стороны неврологического статуса улучшения не наступило. С помощью медикаментозной терапии удалось уменьшить выраженность болезненных судорог в конечностях, несколько улучшить походку и достичь некоторого улучшения психоэмоционального состояния. Однако через год после трансплантации печени больная умерла.

Анализ эффективности проведенного лечения 78 лиц с БВК показал, что у 51 (65,4%) пациента наступило улучшение со стороны неврологического статуса: значительно уменьшились тремор и гиперкинезы, улучшилась походка, нормализовался мышечный тонус, улучшилась речь и когнитивные функции. Согласно международной шкале оценки (МШО) для БВК тяжесть состояния больных в результате лечения снизилась на 10–25 баллов (из 56 возможных). Однако нормализации неврологического статуса не зафиксировано ни у одного больного.

По данным УЗИ, отмечено улучшение гемодинамики головного мозга. Также выявлена положительная динамика при лечении и в отношении печеночной гемодинамики, однако структурные изменения печени нивелировались лишь у 3 (3,8%) больных. Уровень печеночных энзимов и билирубина в плазме крови нормализовался у 40 (51,3%) пациентов.

У 22 (28,2%) участников исследования на фоне проводимого лечения достигнута стабилизация течения БВК без видимого улучшения со стороны неврологического статуса. У 5 (6,4%) больных, несмотря на проводимую терапию, болезнь продолжила медленно прогрессировать: ухудшились когнитивные функции, речь (вплоть до полного отсутствия), походка, акт глотания, увеличилась амплитуда гиперкинезов, нарастал мышечный тонус, усиливалась выраженность психоорганического синдрома.

Выводы

Восстановительное лечение пациентов с неврологической стадией БВК необходимо проводить в течение всей жизни с учетом формы и стадии болезни, а также клинической картины и данных лабораторных исследований.

Хелаторы пеницилламин и триентин являются препаратами выбора в начале лечения неврологической стадии БВК, при этом начинать применение пеницилламина следует с низких доз и под контролем выделения меди с мочой. На этапе поддерживающей терапии лучше применять комбинированное лечение пеницилламином в невысокой дозе и солями цинка (цинка сульфат). При лечении пеницилламином необходимо дополнять терапию витаминами группы В.

Соли цинка можно считать препаратом выбора при пресимптомной стадии болезни, а также на этапе поддерживающей терапии как монопрепарат или в комбинации с пеницилламином. С учетом того что лечение БВК пожизненное, весьма важным является доступная стоимость препаратов цинка.

Трансплантация печени при БВК показана лишь пациентам с острой или прогрессирующей печеночной недостаточностью, которая не поддается консервативному лечению.

На протяжении всей жизни из рациона лиц с БВК следует исключить продукты с высоким содержанием меди.

В зависимости от клинической картины и данных лабораторных исследований, желательно 1–2 раза в год проводить курсовую терапию с применением нейропротекторов, гепатопротекторов, энтеросорбентов, антигипоксантов, метаболиков, вазоактивных и антиоксидантных препаратов, а также лечебно-реабилитационные мероприятия.

Список использованной литературы

І.К. Волошин-Гапонов

Резюме. Хвороба Вільсона — Коновалова (ХВК) — одне з небагатьох спадкових захворювань, яке піддається лікуванню. Незважаючи на те що за >55 років у світі накопичений великий досвід лікування ХВК такими хелаторами, як пеніциламін і трієнтин, а також солями цинку, досі немає єдиної думки про те, коли і який препарат краще застосовувати пацієнтам із тією чи іншою формою і симптоматикою захворювання. У роботі на підставі аналізу результатів терапії 78 осіб із ХВК показано, що відновне лікування пацієнтів із неврологічними формами захворювання необхідно проводити протягом усього життя з урахуванням стадії та клінічної картини, а також даних лабораторних досліджень. Хелатори (наприклад пеніциламін, трієнтин) є препаратами вибору на початку лікування неврологічної стадії хвороби. Курс терапії пеніциламіном слід починати з низьких доз у поєднанні з вітамінами групи В і під конт­ролем виділення міді з сечею. На етапі підтримувальної терапії можна застосовувати комбіноване лікування пеніциламіном у невисокій дозі та солями цинку. На пресимптомній стадії хвороби препаратом вибору є солі цинку. Вони ж можуть застосовуватися у ролі монотерапії на етапі підтримувальної терапії. Періодично необхідно проводити курси нейро- і гепатопротекції та інші лікувально-реабілітаційні заходи. Крім того, слід виключити з раціону продукти з високим вмістом міді.

Ключові слова: хвороба Вільсона — Коновалова, лікування, пеніциламін, солі цинку.

I.K. Voloshyn-Gaponov

Summary. Wilson’s disease is one of few treatable hereditary diseases. Despite the fact that world has a long experience in treating Wilson’s disease during >55 years with such chelators as penicillamine and trientine, and zinc salts, there is still no consensus about when and how the drug should preferably be used in patients with a specific form and symptoms of the disease. In this paper, based on the analysis of the results of therapy 78 patients with Wilson’s disease, is shown that rehabilitation treatment of patients with neurological forms of the disease should be carried out throughout the life stage and taking into account the clinical picture and laboratory data. Chelators (eg., penicillamine, trientine) are the choice preparations in early neurological stage. Penicillamine therapy should start with small doses in combination with vitamins B and under the control of the excretion of copper in the urine. At the stage of supporting therapy combined treatment with penicillamine in small doses and zinc salts can be used. At the presymptomatic stage of disease a choice preparation are zinc salts. They can be applied as monotherapy at the stage of supporting therapy too. The courses of neuro- and hepatoprotection and other medical and rehabilitation measures are periodically appliable. Furthermore, products with a high content of copper would be excluded from the diet.

Key words: Wilson’s disease, treatment, penicillamine, zinc salts.

Адрес для переписки:
Волошин-Гапонов Иван Константинович
61068, Харьков, ул. Академика Павлова, 46
ГУ «Институт неврологии, психиатрии
и наркологии НАМН Украины»
E-mail: voloshingaponov.ivan@mail.ru

Одержано 19.11.2013



Источник: www.umj.com.ua


Добавить комментарий